Выступления и публикации

Сужающееся пространство книг

Литература вне общественной жизни страны?

Литературная газета, № 50 (6536), 17–23.12.2015


Литература вне общественной жизни страны?

Надежда Ивановна Михайлова — генеральный директор ГУП «Объединённый центр «Московский Дом книги», президент Ассоциации книгораспространителей независимых государств, председатель Комитета по чтению Российского книжного союза, кандидат социологических наук.

Завершается Год литературы. Каковы, на ваш взгляд, итоги и довольны ли вы результатом этого начинания? Что сделано и остались ли проблемы?

Самая главная проблема нашего времени — книга сегодня вне общественной жизни. Её, по существу, нет нигде. Мы проводили Год культуры — речь шла о музеях, театрах, о кинематографе, мы говорили о библиотеках, как об учреждениях, относящихся к культуре, но как будто забыли, что литература — это неотъемлемая часть культуры, а книга — безусловный элемент культурного пространства. В Год литературы мы, конечно, заговорили о литературе в жизни общества, о доступности чтения в жизни людей, о важности сохранения русского языка. Но мы не сказали самого главного — о влиянии литературы и книги на развитие человека и общества, об их просветительских и образовательных функциях, о прямой зависимости интеллектуального уровня человека от книги, о связи чтения и уровня грамотности наших детей. Безусловно, страна всколыхнулась мероприятиями, которые были проведены, в средствах массовой информации тема литературы упоминалась гораздо чаще обычного, но представляется, что смотреть всё‑таки надо было в глубину проблемы, в её суть. Мы сегодня говорим о доступности литературы, в первую очередь имея в виду только библиотеки. И это, конечно, важно, потому что библиотеки тоже сегодня нуждаются в поддержке. Но если говорить только о проблемах библиотек, книжное пространство будет дальше сужаться. Объём потребления, извините за термин, книг — это срез современного общества по его интересам, это нынешний культурный уровень людей, его интеллектуальный потенциал и его грамотность сегодня. Говорить только о непростом существовании библиотек, говоря о доступности литературы и книги, — значит загонять проблему дальше внутрь. Не может быть книжной культуры, если не поддерживать книжные магазины -основной канал с точки зрения объёма обеспечения доступности к литературе и книге. Поэтому если мы говорим о библиотеке, мы не можем не говорить и о книге на полке книжного магазина. Ибо от того, что книга находится в библиотеке или на полке книжного магазина, она сути своей не меняет. Потому что доступность людей к литературе определяется возможностью купить ту или иную книгу, с одной стороны, либо познакомиться с ней в библиотеке. Это уже как кому удобнее. А у нас сегодня получается, что книга в библиотеке -это культура, а книга в магазине — это коммерция.

Как обстоят дела с книжными магазинами?

Например, во Франции с населением в 66 миллионов человек — 3500 магазинов, а в Германии на 80 миллионов — 4700 книжных. У нас же на 145 миллионов — меньше тысячи книжных магазинов. Это катастрофа. У нас что, за Год литературы количество книжных магазинов и библиотек прибавилось и у людей стало больше возможностей читать? Книжное пространство сегодня значительно сузилось. Говорить о книге, конечно, стали чаще. Но не более того. Нужны законодательные инициативы, чтобы книга смогла вернуться в нашу жизнь как неотъемлемый элемент культуры России. В прошлом году только наша Ассоциация книгораспространителей боролась за включение в Основы государственной культурной политики книги как элемента культуры и признание работы книжных магазинов культурной деятельностью. В декабре 2014 г. документ был подписан, но никто же его не исполняет. Вроде все согласны, но ответственных за внедрение в жизнь не появилось, а раз их нет, то не будет никакого движения. Никто не спрашивает у губернаторов: сколько в регионе открыто книжных магазинов? Если государство хочет, чтобы литература была доступна людям, задачу надо ставить, и за это кто‑то должен отвечать.

Как остановить закрытие книжных?

Раньше книга присутствовала повсеместно. У руководителей регионов на руках были цифры: количество книжных магазинов в городе и на селе, количество книжных киосков, книги распространялись через народные книжные магазины на предприятиях. Теперь с органов власти на местах никто не спрашивает. И власти на местах не будут этим заниматься, если сегодня миллион других жизненно важных проблем, которые нужно решать. Естественно, на этот вопрос никто не будет обращать внимания до тех пор, пока государство не озадачится этой проблемой. У нас сегодня даже в законе о культуре, проект которого сегодня обсуждается, литература как элемент культуры не рассматривается. Затрагивается деятельность библиотек, а литература в контексте. Получается, что литература сама по себе -вне культурного пространства в стране.

А вообще вы наблюдаете спад интереса к чтению?

Это прямая зависимость: мы можем сколько угодно проводить Год литературы, но что делать, если людям негде книжку купить? Это от лукавого разговоры, когда высказываются в том духе, что не нужны книжные магазины, покупайте электронный формат. Книга должна существовать именно как печатный продукт. А то, что она может быть в электронном формате, уже совсем другой вопрос. Во всех странах мира электронная книга занимает свою нишу, определённый процент и не более того.

Кстати, для вашего бизнеса электронная книга представляет опасность?

Это не конкурент, это тоже формат книги. Есть исследования, что люди, читающие печатный формат, читают и электронную книгу. Это прямая зависимость. Электронный формат — это скорее информационный аналог, а та часть, которая отвечает за системность мышления, за глубину понимания, за запоминание, — это всё бумажная книга.

Когда мы не хотим менять ситуацию в целом, то начинают обсуждаться проблемы, которые закрывают основную причину нечтения в России. Прежде всего это из‑за того, что нет книги в общественной жизни. Мы перестали её рассматривать как элемент культуры и образования. Электронный формат учебника и печатный формат: сейчас уже никто не спорит, что базовый учебник должен быть в печатном виде. А разные методики и наглядные материалы — они могут быть в электронном формате, как добавление. Но основной формат -всё же печатный.

Значит, читать меньше, вы полагаете, не стали?

Стали меньше читать, потому что книга перестала быть доступной.

Только из‑за этого? Не из‑за телевидения, не из‑за интернета, не из‑за гаджетов?

Понимаете, это разные вещи. Если мы рассматриваем книгу только как досуг, то, само собой, она всегда будет проигрывать интернету, телевидению. Если это просто времяпрепровождение, то, разумеется, будут преобладать те же интернет и телевидение. Если мы в обществе определяем для себя, что наше литературное наследие — это элемент образования и культуры, то и отношение к чтению и к самой книге будет совершенно другое. Хотя, увы, конечно, люди меньше читают, чем раньше. Но перспективы у книги, уверена, есть. И у печатного формата, и у электронного, который займёт свою нишу.

В книжном магазине на Новом Арбате у вас есть литературная гостиная: приходят писатели, известные деятели культуры. Это для того чтобы привлечь читателя, помочь писателям или издателям?

Всё вместе. И называется эта площадка «Арт-клуб «Переплёт». Здесь встречаются читатели и те, кто книгу создаёт. Звучат вопросы и ответы, завязываются дискуссии, авторы читают свои произведения вслух. Наша гостиная — культурно-образовательное пространство, где люди могут проводить времени столько, сколько захотят, и при этом бесплатно. Выступает, к примеру, известный артист, на чей спектакль человек не всегда может попасть, у нас же он получает возможность с ним пообщаться. Даже политические дебаты проходят. Книга настолько многоаспектна, что и аудитория привлекается самая разносторонняя. В режиме нон-стоп у нас проводятся мероприятия для детей. И когда к нам сюда приводят ребёнка, он поражается тому книжному богатству, которое видит вокруг.

Давайте поговорим о рейтингах продаж. Не удивляют предпочтения ваших покупателей?

Во‑первых, конечно, есть раскрученные авторы, которые на слуху и пользуются наибольшим спросом, но я очень сдержанно отношусь к этим рейтингам, они лишь сухо отражают количество купленных книг. Всегда можно посмотреть по жанрам — есть бестселлеры в художественной литературе, в детской, в общественно-политическом разделе или, например, в кулинарном.

По‑прежнему лидирует беллетристика?

Вы знаете, по‑разному. Мы смотрели срез общественно-политической литературы: этот срез отражает то напряжение в обществе, которое мы сейчас наблюдаем. Потому что книга как раз и показывает то, что происходит в нашей жизни. Возникло в стране напряжение — и этот раздел литературы стал покупаться больше именно потому, что люди пытаются глубоко разобраться в тех проблемах, которые сейчас есть в нашей стране. Отсюда и интерес.

То есть люди устали от вымысла и обратились к нехудожественным текстам? Та же серия «Жизнь замечательных людей», насколько я знаю, пользуется спросом.

Это зависит от личности, о которой пишут. Да и не могу сказать, что в последние годы интерес к документальной литературе падал, он стабильный, просто когда наиболее интересные темы возникают в обществе, спрос подскакивает. Или если за перо берутся личности, которые в силу своей профессии компетентно могут рассказать о том или ином процессе. Книга Е.М. Примакова почему сейчас покупается? Ведь не только потому, что он был известным государственным деятелем, а сейчас ушёл и стал историей.

Люди ищут ответы на какие‑то вопросы…

Совершенно верно. Потому что Евгений Максимович глубоко разбирался во внешней политике, особенно ближневосточных стран. Это те темы, которые сегодня людей волнуют. Понятно, что книга — не товар первой необходимости, но в данном случае совершенно понятно, что её выбрали и купили не для того, чтобы поставить на полку. Феномен русского человека: осталось на генетическом уровне понимание, что читать — это необходимо, престижно, нужно с точки зрения образования и интеллекта.

Каков для вас как для директора портрет идеального посетителя магазина на Новом Арбате?

В девять часов магазин открывается, когда в десять минут десятого идёшь мимо зоны, где у нас литературное кафе, там уже сидят люди и читают книги. Для меня это загадка: прийти рано утром в книжный и сразу погрузиться в чтение.

Беседовал Владимир АРТАМОНОВ